Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:23 

Щенок

Басисты не играют музыку, они ее оттеняют.
После школы я поступил в Ростовский институт, на ветеринарное отделение. Приехав, домой на зимние каникулы после первого семестра узнаю историю. В то время мы жили в частном доме. Наши соседи хотели завести себе собаку, ротвейлера. Но разводчик умер, а его дети не умели и не хотели заниматься щенками. Нашим соседям пришлось очень рано его взять: щенку было всего 3 недели. И вот они позвали меня, как ветеринара, что бы я посмотрел щенка и дал несколько советов. А я еще ничего не умел: на парах, которые я не очень то и посещал, нам объясняли какие-то азы, но перед соседями не хотелось выглядеть в плохом свете. Придя к соседям, я увидел следующее: щенок был маленьких, с легкостью умещался на ладони, с трудом ходил все время, плюхаясь на попу. Чем можно помочь ему? Единственно, что пришло мне в голову: кормить и держать в тепле. Что я и посоветовал соседям. Попросив принести немного размоченный в воде корм, я уселся на стул и взял щенка на руки. А он незамедлительно стал кусать меня за руки, чеша прорезающиеся зубы. Принесли миску с кормом. Взяв немного корма, я начал подсовывать его щенку по нос. Тот не понимал чего от него хотят, и пытался опять чесать зубы. Через некоторое время мне все же удалось объяснить, что это корм и его нужно есть. Наевшись, щенок заснул, упершись носом мне в живот. А я благоговейно смотрел на это чудо и поглаживал щенка. Не знаю сколько я так заворожено сидел и сколько бы еще просидел если бы не соседи, которым нужно было куда то уходить. Во время каникул я еще не один раз заходил к соседям и сидел со щенком. И так к нему привык что, приехав, домой после четвертого курса и зайдя к соседям я думал что меня встретит все тот же маленьких пушисты клубочек. На самом деле меня встретил уже взрослый кабель 70 сантиметров в холке и весящий килограмм на 20 больше меня, которому не понравилось, как какой то безумец зашел к нему во двор. Я увидел 70 килограмм бегущих ко мне мышц с чудовищным оскалом очень длинных и острых зубов. Единственно, что я успел сделать - рефлекторно выставить вперед руку, когда эта туша прыгнула на меня. Падая на землю мне казалось, что моя рука находится в неумолимо сжимающемся гидравлическом прессе. И когда меня посетила мысль, что надо кричать и звать на помощь иначе мне грозит быть съеденным заживо, давление на мою руку вдруг прекратилось. С опаской, открыв глаза я увидел виноватую морду пса, которая ткнулась мне в лицо, и начала его лизать. Погладив его, и не встретив сопротивления, я понял, что он меня узнал.

02:55 

Тыча носом

Басисты не играют музыку, они ее оттеняют.
Если подумать то может сложиться ощущение что я всем да что-то должен... И каждый тянет в свою строну, говоря "А это ты здесь нагадил, давай убирай!"

03:09 

Хочу в тень

Басисты не играют музыку, они ее оттеняют.
Мое место в тени, куда я и хочу скрыться. Так отпустите меня.

03:48 

Учимся говорить

Басисты не играют музыку, они ее оттеняют.
Мне надо учиться говорить, учиться превращать свои мысли в ПРАВИЛЬНЫЕ, общепонятные слова.


03:52 

Руки к небу

Басисты не играют музыку, они ее оттеняют.
Господи Боже, что же они творят. Ой... Неправильно... Господи Боже, что же я творю. Дай мне их понять.


03:55 

Человек и собака

Басисты не играют музыку, они ее оттеняют.
Упав, человек рассыпался на кусочки, как конструктор. Незадачливая собака съела его сердце.

02:00 

В яблочко

Басисты не играют музыку, они ее оттеняют.
И согласитесь
Какая прелесть
Мгновенно в яблочко попасть
Почти не целясь
©

13:12 

Переизбыток отсутствия меня.

Басисты не играют музыку, они ее оттеняют.
"добро пожаловать" – закажу табличку я, и прибью ее сотками ко лбу с морщинками. Дьявол, больно же.
красные овальчки, дамы с собачками, сигареты с пачками
яброшукуритьяброшукуритьяброшукурить…
Me.


шнурочки
я завяжу шнурочки
завяжу их бантиком, и поскачу зайчиком
поскачу в сказочку, придуманную тобой… для меня… без тебя…
и пусто тут
ни принцесс, ни свиты здесь
и никогда не будет их
потому что места нет, все забито прахом сгоревших зайчиков
и не понять уже: плюшевых, подаренных тебе
или пеплом одного, живого, тоже подаренного тебе

кричу
кричу не слышным криком я
поднимаясь вороном
над уснувшим городом
для тебя был глиной я
мягкой теплой глиною
без тепла которая
стала каменной


Time will waste us

переизбыток отсутствия меня.
когда-нибудь я уйду в себя… без тебя… и меня…


15:05 

Басисты не играют музыку, они ее оттеняют.
Везет вампирам. Они могут питаться другими. А нам же приходиться есть самих себя. Приходиться есть свои ноги, чтобы была сила идти. Нужно кончить, чтобы снова начать. Приходиться самим у себя отсасывать. Приходиться целиком себя съесть, так что ничего уже не остается кроме аппетита. Мы отдаем, и отдаем, и... отдаем... Безумие. Приходиться отдавать, чтобы был смысл. И оно того не стоит. Иисус сказал: семьдесят раз по семь. Никто никогда не поймет, почему ты это сделал. Они просто забудут о тебе на следующий день. Но ты должен это сделать.

15:06 

Басисты не играют музыку, они ее оттеняют.
My brain is perfect meal for my mind.

18:07 

Just stop

Басисты не играют музыку, они ее оттеняют.

08:44 

Маски (Негатив)

Басисты не играют музыку, они ее оттеняют.
   По наследству от матери мне досталась фотолаборатория. Но увлекаться черно-белой фотографией я начал не так давно. Сначала, когда был маленький, мне было страшно спускаться в подвал, где светит всего одна лампочка и то красным светом. Когда подрос, голова была забита другим. Было проще отдать пленки в какой-нибудь «Kodak», а на завтра забрать фотографии.
   Как бы то ни было, сейчас я люблю фотографировать, а еще больше печатать фотографии. Нет ничего более успокаивающего. Когда в конец все достает: самое время спуститься в подвал. Аккуратно делаешь растворы, разливаешь их по ванночкам. Закрепляешь негатив в фотоувеличителе, освещаешь фотобумагу. И в проявитель ее. Тут наступает самый мой любимый этап: рождение фотографии. Постепенно появляется изображение: люди, памятники, соборы, деревья, животные, море, небо, облака, улыбки, хмурые брови, руки закрывающие объектив, война, убийства, смерть, запястья в шрамах, «здесь погребено 400 советских военно-служащих». Но однажды вместо ожидаемого, я увидел свое лицо. Это было так неожиданно, что я отпрянул от стола с ванночками. «Как такое может быть? На пленке нет моих фотографий!» Страх пропитал все мое существо. Вспомнились все страшилки рассказанные старшей сестрой про подвал. Мне стоило неимоверных усилий не пуститься наутек. Единственное что представлялось мне разумным это поместить фотографию в закрепитель. Что я и сделал как можно быстрее и несмотря на нее. Немного успокоившись и прогнав страх, я достал фотографию из ванночки. С ее поверхности на меня смотрел я: тот я, который 5 минут назад пялился на бумагу в проявителе! Панику, охватившую меня, не передать словами.
   - Ерунда какая-то. Да быть такого не может! Бред! Наверное, лицо от чего-то отразилось и попало на бумагу при освещении. Надо еще раз попробовать, - от страха я уже начал говорить сам с собой. На полном автопилоте произвожу то же самое. На бумаге начинает появляться побитое страхом мое лицо. Не помня себя, беру фотографию в руки и начинаю всматриваться. Несмотря на все законы физики и химии на ней продолжает проявляться мое лицо, а за ним красные стены. Складывается ощущение, что я держу не фотография, а зеркало. И тут началось самое безумное: стены начали двигаться, как будто я иду по коридору. Коридор узкий, с низким потолком, стены покрыты какими-то буграми. То справа, то слева начали появляться другие проходы. Когда на фотографии я проходил мимо очередного прохода, я который в подвале повернулся в его сторону. Как не странно фотография повернула в проход. Я долго, таким образом, путешествовал по красному лабиринту: всматривался в стены, заходя в тупики. Наконец оторвав взгляд от стен, посмотрел на свое лицо, и что-то меня в нем смутило. Вроде я. Все на месте. Но что-то все же не так... Господи... Нет... Это не я... И только сейчас бугры на стенах сложились в лица, сотни лиц... И все смотрели на меня... Нет не на меня: в меня... Это тысячи меня, во мне, смотря на меня... Они все я... Но я не один из них... Они как скелеты в шкафу... Нет, как маски... Дрожащие руки отпускают фотографию, дабы не видеть больше этого. Та с шорохом падает на пол. Но, оглянувшись, я понимаю, что вокруг меня по-прежнему красные стены, насквозь пропитанные химией.

P.S. Навеяно huor`ой.

09:12 

Опять зима.

Басисты не играют музыку, они ее оттеняют.
Опять зима.
Ночами я живу,
А днем хочу умереть.
©

18:49 

Сегодня

Басисты не играют музыку, они ее оттеняют.
Идиотский день. Писец просто. У меня все болит. Подробности напишу завтра, сегодня нет сил.

12:22 

Басисты не играют музыку, они ее оттеняют.
Я все-таки купил себе небольшое чудо.
 
Порода: ротвейлер
Кличка: Интрига
Пол: сука
Отец: Ольбурд Иаго
Мать: Арлетт Кибела

P.S. Фоты голимые. Сделаю лучше - выложу.

12:53 

Deify

Басисты не играют музыку, они ее оттеняют.
Do not think: I not immortal, and especially not the god


Current music: Disturbed - Deify

13:07 

Final revenge

Басисты не играют музыку, они ее оттеняют.
Final revenge. It will be carried out. Believe me.

Current music: Requiem for a Dream - lux aeterna

18:29 

Басисты не играют музыку, они ее оттеняют.
Хочу ребенка. То есть двух - двойню. А вот жениться не хочу. Где б найти такую, которая согласилась бы родить мне их?

P.S. В роду были двойни.

18:31 

МТЗ

Басисты не играют музыку, они ее оттеняют.
МТЗ - мысль требующая записи. У меня целый блокнот их. Я буду некоторые выкладывать здесь.

18:44 

МТЗ

Басисты не играют музыку, они ее оттеняют.
Пользуйтесь подручными средствами.

Ремарки на струнах.

главная