21:27 

Дебют.

Басист
Басисты не играют музыку, они ее оттеняют.
У меня случился... нет, нет, не сердечный приступ :) у меня случился литературный дебют. в местном журнале напечатали 3 моих рассказа (правда 2 из низ они обозвали миниатюрами), и даже выплатили 800р гонорару :) вот собственно скан журнала:

И выложу тут рассказы, чтобы желающие имели возможность почитать :) Хоть некоторые из них уже тут были, и хоть некоторым уже почти четыре года %)

Бег от времени.

-Блин… Угораздило же заблудиться. Решил на свою голову прогуляться в лесу. Да это и не лес никакой: лесополоса. Все деревца в ряд поставлены, куда идти не поймешь. И тропинка куда-то убежала. За кустами, что ли спряталась? Хоть бы луна вышла. АЙ! Больно же. Кто тут коряг разных понабросал?!?! Руки ему пообломать. Кому рассказать, не поверять, что я в нашей лесополосе заблудился. Уже от страха сам с собой разговариваю. АААУУУ! Во вилы. До чего дошел, до чего докат… Что это?
Накатился ветер. Провыл что-то в ответ. Подхватил опавшие листья и понес навстречу неудачливому путнику. Густая, как кровь, мгла начала собираться чуть впереди, образовывая темно-бурый цилиндр, столбом подпирающий небо. Цилиндр начал потихоньку приближаться к человеку. А у того в голове возникла только одна идея как можно на это прореагировать: нужно бежать, и чем быстрее, тем лучше. Что он с удовольствием и сделал. Бежать было однозначно трудно и быстро почему-то не получалось. Ветки хлестали по лицу, под ноги, как будто специально, попадали сломанные ветки и пеньки. Через пару минут бега он вспомнил все выкуренные им за жизнь сигареты, и пожелал «доброго» здоровица тому, кто их придумал, а так же другу (имя которого он как не старался вспомнить не смог, может из-за страха) который его к ним пристрастил. Оглянуться назад он не мог, да и не хотел в принципе. Правда, была такая возможность, что психика под действием просмотренных ужастиков, пройденных HalfLife` ов, вместе с DooM`ами и прочитанных книг, сыграла с ним злую шутку. Но выяснять так это или нет, вовсе, не хотелось. Первое решение всегда правильное: сначала бежать, потом разбираться. Впрочем, вопрос разрешился сам собой. Он почувствовал, что с психикой у него все в порядке, когда попал в этот самый столб мглы. Скорее всего, столб не курит и ветки ему не мешают, следовательно, бегает он быстрее (хотя и ног у него не видно). Внутри столба было еще неудобнее, чем снаружи: двигаться приходилось как в киселе. Но тут человеку повезло. Тропинка внезапно выпрыгнула ему навстречу. Не раздумывая, он побежал по ней. Бежать стало намного проще, и даже открылось «второе дыхание». Ему даже удалось выбраться из столба. Правда, было еще одно «но»: дорожка то дорожкой, а вот куда она ведет, вглубь леса или из него, понять не удавалось. Как не странно ему повезло и еще раз: дорожка вывела его из леса. Он выбежал на небольшую полянку. Впереди справа что-то натужно прогудело. Решившись уже бежать человек, увидел поезд. Близость людей и цивилизации его согрела и даже придала смелости обернуться. А вот тут начались сюрпризы. Казалось, вокруг тропинки, по которой он только что бежал, все выгорело. Часть деревьев стояла голая, все листья пожелтели и опали, некоторые еще падали вращаясь. В основном эти деревья стояли ближе к тропинке. Другие, которые стоят чуть подольше от тропинки, надели осенний наряд. На них не было ни одного зеленого листа. Ну и конечно здесь был и столб мглы. Он увеличился в размере, и остановился на границе леса. Было такое ощущение, что он боится выходить из него. Столб методично то плавно увеличивался в размерах, то снова уменьшался. И в один момент он разозлился, увеличился до самого большего размера, на который был способен. В верхушке цилиндра начали быстро, быстро бежать грозовые тучи, хотя снаружи не было ни облачка. И почти сразу же зачастили капли дождя. Деревья внутри него качались от порывов ветра, срывающего с них последние листья. Листья, не успевая падать на землю, превращались в мокрое месиво. Как будто тебе показывают научно-популярный фильм «Как наступает осень». А потом пошел снег.
Человеку, стоящему с открытым ртом и смотрящим на эту картину стало еще хуже. Он хотел, было, сдвинутся с места, но ноги, ставшие ватными, его не держали: он упал. Упав, он почувствовал какой-то дискомфорт в руках. Взглянув на них, увидел, что ногти на них очень длинные: 8-10 сантиметров. Тронув себя за волосы, с удивлением, заметил, что они тоже длинные. А в это время внутри столба начал таять снег. Таявшая вода начала разливаться окрест, медленно подбираясь к недоумевающему человеку, который решил не дожидаться чего-нибудь еще и продолжить бежать. Вскочив, он припустился трусцой. А столб продолжал свои проказы: внутри уже распустились почки, и все зацвело, а на стволах деревья прибавилось еще по одному годовому кольцу. Постепенно уменьшаясь в размерах столб, поплыл за человеком больше всего сейчас похожего на вылезшего из берлоги медведя.

-Привет, как выходные.
-Здравствуй, здравствуй. Как? Нормально вроде. Кстати шеф сказал, что б ты к его приезду отчет, по этой как ее там ну, в общем, ты понял, подготовил.
-Давай хоть кофе попьем.
-Сейчас чайник поставлю.
-Я сегодня, когда в маршрутке ехал в газете прикольную статью прочитал, слушай.
«В четверг утром, сотрудниками МВД, на окраине г. К. был обнаружен труп пожилого мужчины. Труп был необычным: с очень длинными волосами и ногтями. Вскрытие показало, что он умер от сердечного приступа. При нем были обнаружены документы на имя Свиридова Игоря Михайловича 1979 года рождения, проживающего в г. К. По адресу прописки нашлась его супруга, утверждающая, что в среду вечером поссорилась с мужем, и он ушел в неизвестном направлении, и после этого больше не появлялся. На опознании Свиридова не опознала в умершем своего супруга, но зато опознала одежду супруга и его обувь. Сейчас милиция прочесывает окрестности места, где был найден первый труп. Кто это старик и почему у него оказался паспорт Свиридова пока не известно».

14.09.04
7:10



Маски (Негатив).

По наследству от матери мне досталась фотолаборатория. Но увлекаться черно-белой фотографией я начал не так давно. Сначала, когда был маленький, мне было страшно спускаться в подвал, где светит всего одна лампочка и то красным светом. Когда подрос, голова была забита другим. Было проще отдать пленки в какой-нибудь «Kodak», а на завтра забрать фотографии.
Как бы то ни было, сейчас я люблю фотографировать, а еще больше печатать фотографии. Нет ничего более успокаивающего. Когда в конец все достает: самое время спуститься в подвал. Аккуратно делаешь растворы, разливаешь их по ванночкам. Закрепляешь негатив в фотоувеличителе, освещаешь фотобумагу. И в проявитель ее. Тут наступает самый мой любимый этап: рождение фотографии. Постепенно появляется изображение: люди, памятники, соборы, деревья, животные, море, небо, облака, улыбки, хмурые брови, руки закрывающие объектив, война, убийства, смерть, запястья в шрамах, «здесь погребено 400 советских военно-служащих». Но однажды вместо ожидаемого, я увидел свое лицо. Это было так неожиданно, что я отпрянул от стола с ванночками. «Как такое может быть? На пленке нет моих фотографий!» Страх пропитал все мое существо. Вспомнились все страшилки рассказанные старшей сестрой про подвал. Мне стоило неимоверных усилий не пуститься наутек. Единственное что представлялось мне разумным это поместить фотографию в закрепитель. Что я и сделал как можно быстрее и несмотря на нее. Немного успокоившись и прогнав страх, я достал фотографию из ванночки. С ее поверхности на меня смотрел я: тот я, который 5 минут назад пялился на бумагу в проявителе! Панику, охватившую меня, не передать словами.
- Ерунда какая-то. Да быть такого не может! Бред! Наверное, лицо от чего-то отразилось и попало на бумагу при освещении. Надо еще раз попробовать, - от страха я уже начал говорить сам с собой. На полном автопилоте произвожу то же самое. На бумаге начинает появляться побитое страхом мое лицо. Не помня себя, беру фотографию в руки и начинаю всматриваться. Несмотря на все законы физики и химии на ней продолжает проявляться мое лицо, а за ним красные стены. Складывается ощущение, что я держу не фотография, а зеркало. И тут началось самое безумное: стены начали двигаться, как будто я иду по коридору. Коридор узкий, с низким потолком, стены покрыты какими-то буграми. То справа, то слева начали появляться другие проходы. Когда на фотографии я проходил мимо очередного прохода, я который в подвале повернулся в его сторону. Как не странно фотография повернула в проход. Я долго, таким образом, путешествовал по красному лабиринту: всматривался в стены, заходя в тупики. Наконец оторвав взгляд от стен, посмотрел на свое лицо, и что-то меня в нем смутило. Вроде я. Все на месте. Но что-то все же не так... Господи... Нет... Это не я... И только сейчас бугры на стенах сложились в лица, сотни лиц... И все смотрели на меня... Нет не на меня: в меня... Это тысячи меня, во мне, смотря на меня... Они все я... Но я не один из них... Они как скелеты в шкафу... Нет как маски... Дрожащие руки отпускают фотографию, дабы не видеть больше этого. Та с шорохом падает на пол. Но, оглянувшись, я понимаю, что вокруг меня по-прежнему красные стены, насквозь пропитанные химией.

P.S. Навеяла  внутренний мир



Волнорез.

Море. Все люди любят море, а некоторые, из них, любят на нем зарабатывать. Вот так группа предприимчивых людей захотела заработать. Было отыскано неплохое место для создания пляжа, аттракционов и иже с ними. Началась работа. Строили долго, но упорно. И своего, в конце концов, добились. Все закрутилось, завертелось. Отдыхающие приезжали толпами, деньги из них текли рекой. Но ни одна сволочь не думала о так любимом ими море. Все думали о чем-то другом. Кто-то о том кого «снять» на ночь, кто-то о том, что деньги уже кончаются, а уезжать не хочется, кто-то о том как бы по больше заработать на приезжающих. Но ни один человек не подумал: мне так нравится это море, этот пляж я не буду их засорять. Зато море подумало о себе. И начало предпринимать меры. Сначала не очень кардинальные: вода стала холоднее, стали часто случаться шторма. Но люди как будто этого не замечали. Тогда были приняты другие меры: на море стали гулять огромные волны, которые начали забирать с собой отдыхающих. Сначала не много, но с каждым сезоном все больше и больше, так как люди никак не желали одуматься. Дошло до того, что на этом пляже утопало в несколько раз больше людей, чем на любом другом. Предприимчивые люди решили, что так не пойдет, потому что отдыхающих становилось меньше. Были поставлены волнорезы. От этого море еще больше разозлилось: люди не только ничего не понимали они еще и провоцировали его. В сезон, когда были поставлены волнорезы, не было ни одного ясного дня. Море просто разъярилось. Волны с умопомрачающей силой бились о берег, все пытаясь добраться до построек. Предприимчивые люди думали, что это временное явление и ждали следующего сезона. Но и в следующем сезоне все повторилось. И через сезон тоже. Ничего не оставалось делать, как закрыть пляж. Но море не могло остановиться, ему нужна была свобода, а проклятые волнорезы оставленные людьми лишали ее. И море со всей накопившейся ненавистью навалилось на них. Много долгих лет оно с ними воевало. Были сточены все волнорезы кроме одного. И когда море хотело уже хотело заняться им, оно попыталось вспомнить, с чего все началось и у него не получилось. Причина мести забылась в начале ее осуществления. И море успокоилось, вновь стало теплым и ласковым. А волнорез так и остался, величественно, стоять посреди этого грозного, но в тоже время прекрасного Моря.
29.08.05
2:30


P.S. За рассказ «Маски (Негатив)» выражаю большую благодарность  внутренний мир. Без нее он не получился бы.

@настроение: на самом деле я скромный :-[

URL
Комментарии
2008-03-16 в 18:31 

С триумфом!

2008-03-16 в 22:21 

Басист
Басисты не играют музыку, они ее оттеняют.
Phantasmagorie, ой... да ну... какой там триумф... :-[

URL
2008-03-17 в 23:29 

Помни о смерти.
Поздравляю.
Может и не триумф, но ведь все равно приятно.

   

Ремарки на струнах.

главная